Lexon Incorporations: Corporate, accounting, trust
Lexon Incorporations: Corporate, accounting, trust
Гаагская конвенция 1985 года о праве, применимом к трасту

В мире сравнительно много стран, законодательство которых признает и регулирует институт траста. Каждая из этих стран имеет свои собственные нормативы в отношении регулирования трастовых отношений.

Гаагская конвенция 1985 года о праве, применимом к трасту и его признании, также не предусматривает унификацию норм, регулирующих национальное трастовое законодательство в странах-участниках. Каждое государство, в законодательстве которого рассматривается институт траста, по прежнему сохраняет своё собственное законодательство, независимо от присоединения к конвенции.

Необходимость в данной конвенции обусловлена тем, что траст как понятие отсутствует в законодательстве многих стран. В то же время, являясь одним из наиболее используемых на практике институтов в странах общего права (Common Law), траст всё меньше остаётся в рамках этих конкретных стран, из-за усиливающейся интернационализации имущественных отношений.

Поэтому, цель данной конвенции – установить общий порядок, в каком страны ее подписавшие, независимо от наличия собственного трастового законодательства, будут принимать во внимание (признавать) трастовые инструменты, созданные в иных государствах.

Великобритания ратифицировала конвенцию первой - 17 ноября 1989 года.

Конвенция вступила в силу 1 января 1992 года, и в настоящее время применяется в отношениях между следующими государствами: Австралия, Великобритания, Канада, Гонконг, Италия, Люксембург, Лихтенштейн, Мальта, Нидерланды, Сан-Марино, Швейцария.

Конвенцию подписали, но пока не ратифицировали: Франция, Кипр, США.


Статья 2 конвенции определяет признаки траста. Для того, чтобы юридическая конструкция, созданная согласно иностранному законодательству, была признана трастом, должно быть как минимум предусмотрено разделение между имуществом траста и собственным имуществом управляющего (Trustee), а также – права на имущество траста должны быть оформлены на имя Trustee.

Соответственно, институт, который не отвечает критериям Статьи 2, хоть и может быть в национальном законодательстве конкретной страны назван трастом, но не будет попадать под силу действия данной конвенции.


Статья 3 конвенции определяет доказательство существования траста. В частности, хоть и в законодательстве большинства стран нет строгого определения, что акт волеизъявления должен быть выражен именно в письменном виде, но Статья 3 конвенции определяет, что для подтверждения существования траста как такового, должны быть созданы письменные доказательства.


Статья 12 конвенции устанавливает, что государство, подписавшее конвенцию, будет акцептовать заявку Trustee, поданную на регистрацию движимого или недвижимого имущества или иных ценностей на его имя в публичных регистрах этой страны - в качестве Trustee или иным способом, позволяющим установить существование траста.

В странах, которые не присоединились к данной конвенции, местные институции (к примеру, арбитражные или государственные суды) в отношении имущества, регистрированного согласно законодательству этой страны, не руководятся нормативами, регулирующими трастовые отношения. Обычно, вместо этого судебные решения принимаются на основе законов о доверительной собственности, присутствующих в законодательстве этой страны.


Пример 1. Российский предприниматель передал иностранному трасту свое имущество, находящееся в России, и поручил после своей смерти трасту действовать в интересах конкретного лица, не являющегося наследником по закону. Будет ли Российский суд принимать позицию, установленную условиями иностранного траста - или же позицию местного Российского законодательства о наследовании?

Так как в законодательстве России не существует понятия “траст”, то иностранное трастовое соглашение в России рассматривается как договор. В свою очередь, согласно ГК РФ, к договору в отношении имущества, находящегося на территории России, применяется российское право. Соответственно, скорее всего суд примет решение в пользу наследников по закону.


Пример 2. Передача имущества трасту, фактически является отчуждением имущества. Согласно российскому праву, в случае отчуждения имущества, приобретённого в период брака, супругу, который осуществляет отчуждение, необходимо согласие другого супруга.

Таким образом, супруг, нотариально заверенное согласие которого на передачу имущества в траст не было получено, вправе в судебном порядке требовать признание трастового соглашения недействительным.

Вышеуказанные примеры наглядно показывают разницу между ситуацией в отношении траста в тех странах, которые присоединились к Гаагской конвенции 1985 года о праве, применимом к трасту и его признании, и в иных странах.

http://lexcorp.com/ru/trust/hague_convention/ - Гаагская конвенция 1985 года о праве, применимом к трасту

© 1996-2019 LEXON INCORPORATIONS BV.